Харьковский областной военный комиссариат

Военные суды: анахронизм или вызов времени?

         Сегодня мы имеем ситуацию, когда, несмотря на всю эффективность военных прокуратур, те кто подрывает обороноспособность страны, часто остаются наказанными. В чем причина несостоятельности судов общей юрисдикции эффективно рассматривать дела в отношении военных?

        Причин, на самом деле, есть ряд.

       1. Главная причина - в самых судьям. Они настоящие профессионалы, которые самоотверженно и профессионально выполняют свои обязанности, однако большинство из них никогда не имели никакого отношения к армии и никогда не принимали участия в боевых действиях. Гражданские судьи ограничены в возможности эффективно и быстро рассмотреть дело, поскольку не знакомы со спецификой всех обстоятельств, имеющих значение для его рассмотрения - а, значит, рассмотрение дела затягивается. Так, кроме норм Уголовного и Уголовно-процессуального кодекса при рассмотрении дел в отношении военных, судьи должны руководствоваться и нормами дисциплинарных уставов, с которыми могли раньше никогда и не сталкиваться. Опять же, по информации Главного военного прокурора, пока военной прокуратурой расследуются тысячи уголовных производств по фактам дезертирства и уклонения от прохождения военной службы. В гражданской жизни, состояние аффекта - чистая абстракция. Если обычный преступник заявит судьи, он не понимал своих действий, его и слушать никто не будет. Однако, совсем другое дело военные: человек, впервые пережила обстрел с "Града", может действительно не осознавать своих действий некоторое время после этого. Также не стоит забывать, что кроме дел, касающихся военных преступлений, судьями судов общей юрисдикции рассматриваются и другие дела. Согласно статистической информации, только в производстве судей Шевченковского районного суда Киева, одного из крупнейших судов Украины, по 2014 находилось 18.299 уголовных дел и производств, 15.497 гражданских дел, 7.918 дел об административных правонарушениях - в среднем у одного судьи этого суда в течение года находилось в производстве 1.015 дел. О какой непрерывность рассмотрения дела можно говорить при таких показателях? Такое количество дел в производстве ставит крест на надежды на быстрое рассмотрение любых дел. Но если для хозяйственных, а иногда даже и для уголовных дел, скорость рассмотрения, которая иногда равна нескольким годам, не является критической - то для военных преступлений в период, от срока, в течение которого военный находится под судом, напрямую зависит боеспособность его воинской части и боевой дух личного состава. Поэтому судья, в системе судов общей юрисдикции, рассмотреть такие дела срочно, к сожалению, несмотря ни на что, не может.

         2. Второй причиной неэффективности судов общей юрисдикции при рассмотрении дел, связанных с военными следующее: в Украине сегодня почти война, и ни один военнослужащий с уверенностью нельзя сказать, где он будет завтра. Таким образом, настоящей проблемой становится допрос свидетелей по делам. Судья суда общей юрисдикции не может проводить судебное разбирательство вне помещения суда - этого не позволяет ни количество дел, находящихся в его производстве, ни уровень материально-технического обеспечения. В свою очередь и военные не всегда могут прибыть на рассмотрение дела в суд через пол-страны, поскольку в боевой обстановке оставление позиций представляет серьезный риск. В отличие от судей судов общей юрисдикции, судьи ликвидированных военных судов в основном рассматривали дела в расположениях воинских частей в присутствии военнослужащих. Это гарантировало быстрый и более основательный рассмотрение дела, ведь судья мог допросить сразу всех свидетелей, не дожидаясь их прибытия из других, часто отдаленных населенных пунктов. Также, при необходимости, он мог исследовать вещественные доказательства и провести осмотр места совершения преступления не с помощью фото и видео съемки, а непосредственно на месте их нахождения.

             3. Третья причина заключается в том, что военные преступления - это в значительной степени дела, связанные с военной тайной. Документы с грифами секретности нельзя просто так принести в суд и ознакомиться с ними в своем кабинете, для этого нужно специальное помещение, которыми оборудованы суды первой инстанции. Что сможет изменить в описанной ситуации возобновления военных судов? Во-первых, судья военного суда - военный. Кроме знания норм уголовного права и процесса, он знает и умеет применять дисциплинарные уставы. Он более мобилен чем гражданский человек - при необходимости он может быть направлен в любую военную часть, и такие переезды для него не является чем-то необычным, а является частью его работы. Он приносил присягу не только как судья, но и как военнослужащий. Военный суд - это неотъемлемая часть системы защиты прав и законных интересов военнослужащих во многих развитых странах мира и Европы. Военные суды успешно функционируют в почти 40 развитых странах мира, имеющих собственные вооруженные силы, среди них такие страны как Великобритания, США, Бельгия, Швейцария, Швеция, Канада, Испания, Израиль, Польша. Франция в свое время ликвидировала военные суды, однако впоследствии это решение было признано ошибочным, а систему военных судов было восстановлено. Практика рассмотрения дел в расположениях воинских частей является наиболее эффективным способом реализовать принципы гласности и доступности судебного процесса для военнослужащих, поскольку последние не в состоянии посещать в свободное от службы время судебные процессы за пределами части. Сегодня все больше и больше людей говорит о необходимости возобновления военных судов, особенно, в условиях гибридной вооруженной агрессии, которую понесла Украина со стороны Российской Федерации. Одной из составляющих этой агрессии являются действия, направленные на дискредитацию отдельных институтов и органов государственной власти, силовых структур и, прежде всего, Вооруженных Сил. Широкомасштабная кампания с привлечением антиукраинские настроенных СМИ, псевдо-общественных деятелей, коррумпированных чиновников, пророссийских политиков, агентов российских спецслужб, что, к сожалению, до сих пор занимают высокие должности в органах государственной власти, имеет целью подорвать доверие украинского общества к государству и его защитников. Посеять раздор среди граждан, обесценить идею украинской государственности, распространить сомнения и страх перед будущим - вот методы которыми действуют наши враги. Убедиться в этом можно легко - включив телевизионные новости или открыв широко разрекламированный сайт новостей в Интернет. Самая обсуждаемая тема антитеррористической операции есть и наиболее противоречивой - украинский воин, защищает свою Родину часто подается как асоциальный элемент, занимается мародерством, его командир - взяточником, а генерал - предателем.

          ... В этом контексте необходимо восстановить деятельность военных судов, решения которых не вызывали бы столько споров по поводу компетенции и компетентности суда - это дело национальной безопасности. Уже понятно, что только специальный суд с настоящими профессионалами может эффективно ответить на вызов времени, ведь неэффективность механизма привлечения виновных к ответственности нарушает базовый принцип правосудия - неотвратимость наказания преступника. С другой стороны, и невиновный человек, которого несправедливо обвинили в чем-то, часто должен ждать справедливости неопределенно долгий срок из-за длительного или недостаточно квалифицированный рассмотрение его дела в суде общей юрисдикции, что недопустимо, особенно когда речь идет о защитнике Родины. Как отметил по этому поводу американский эксперт в области безопасности и обороны доктор Филипп карбер, в Соединенных Штатах невозможна ситуация, когда военного за какие его решения судят в гражданском суде.

             "В США есть военные суды, которые понимают контекст принятия решения и контекст поведения определенных командиров, которые идут на определенный риск. И именно поэтому военный суд гораздо жестче, чем гражданские суды", - отметил Филипп карбер. По его словам, сейчас Вооруженные Силы Украины является одной из крупнейших и наиболее подготовленных армий Европы, уже четвертый год ведет успешную борьбу против информационной, политической, кибернетической и вооруженной агрессии. За это время в Вооруженных Силах выросло поколение командиров новой формации, которые не боятся брать на себя ответственность и действовать решительно, когда этого требуют обстоятельства и время. Судить командира за принятые в боевой обстановке решение означает создавать очень опасный прецедент, когда командир будет уверен в правильности своих действий и не сможет принять своевременное и адекватное решение через сомнения и перспективы судебного преследования в случае потери. Однако, как уже отмечалось, потери на войне неизбежны, и разобраться не были ли они напрасными имеют опытные специалисты, а не гражданский суд, пользуясь только логикой гражданского права. «Люди в Европе начинают понимать, что их будущая безопасность зависит от Украины и как хорошо Украины сможет отреагировать на эту угрозу. Но должны быть уверены, что ни одна страна в Европе не будет так поступать с офицерами, которые приняли решение. Мое мнение заключается в том, что Россия пытается сейчас совершить акт реваншизма, стремится изменить порядок, сложившийся в Европе после холодной войны. И после этих 3 лет крови у вас появились лидеры, которые ведут за собой. Пожалуйста, не выбрасывайте их », - отметил Филипп карбер.          

         С момента ликвидации военных судов прошло всего пять лет - и кадры, которые на протяжении многих лет защищали законность в украинском войске, все еще способны вернуться в строй. У военнослужащих Вооруженных Сил Украины вера в справедливый суд еще есть.

Василий Шмель.

Яндекс.Метрика